Необычная просьба.

Моргейз вышла из своей палатки, расположенной на склоне холма, и оглядела раскинувшийся Андор. Внизу располагалось Беломостье, прекрасно знакомое, хотя и заметно разросшееся. Фермерам приходилось тяжело, то, что осталось после зимы, портилось, поэтому люди устремились в города.

Всё вокруг должно было быть зелёным. Но вместо этого, даже пожелтевшая трава засохла, оставив после себя на земле бурые шрамы. Ещё чуть-чуть, и вся земля превратится в пустыню. Она должна что-нибудь предпринять. Это её страна. Или когда-то была её.

Она отправилась на поиски мастера Гилла. По пути она прошла мимо Фэйли, которая вновь беседовала с квартирмейстером. Моргейз кивнула ей, выказывая своё почтение Необычная просьба.. Фэйли кивнула в ответ. Между ними разверзлась пропасть. Моргейз сожалела об этом и хотела, чтобы всё было иначе. Она разделила с подругами кусочек жизни, когда надежда была слабее пламени свечи. Когда они попали в ловушку, именно Фэйли вдохновила Моргейз воспользоваться Единой Силой, выжав весь свой ничтожный потенциал до последней капли, чтобы подать сигнал о помощи.

Лагерь уже был хорошо обустроен, и, что удивительно, к ним присоединились Белоплащники, однако Перрин всё ещё не решил, как поступить дальше. Или, по крайней мере, он не поделился своим решением с Моргейз.

Она шла вдоль ряда фургонов, миновав кузнецов; конюхов, ищущих лучшее место Необычная просьба. для пастбища; людей, спорящих возле склада снабжения; солдат, неохотно роющих траншеи для отходов. У каждого было своё дело, кроме Моргейз. Проходившие мимо слуги, не уверенные, как теперь к ней относиться, отвесили полупоклон. Она больше не была королевой, но и не была обычной знатной дамой. И, определённо, она больше не являлась прислугой.

Хотя время, проведённое с Галадом, напомнило ей о том, что значит быть королевой, она была благодарна тому, чему научилась, будучи Майгдин. Это оказалось не так страшно, как она боялась; в должности горничной есть свои преимущества. Товарищеские отношения с другой прислугой, нет груза ответственности, время, проведённое с Талланвором Необычная просьба.…

Та жизнь была не её. Пришло время покончить с притворством.

Наконец, она нашла Базела Гилла, загружающего телегу; Ламгвин и Бриане помогали ему, а Лини распоряжалась. Фэйли отпустила Ламгвина и Бриане со службы, поэтому теперь они могли служить Моргейз. Та промолчала насчёт того, что Фэйли так любезно вернула ей её же прислугу.

Талланвора с ними не было, Ну, она больше не может позволить себе грезить о нём, словно девчонка. Она должна вернуться в Кэймлин и помочь Илэйн.

- Ваше Вели.., - поклонившись, сказал Мастер Гилл. Он колебался. - Я хотел сказать, миледи. Простите меня.

- Ничего страшного мастер Гилл. Я с трудом вспоминаю, кем была.

- Ты уверена Необычная просьба., что хочешь идти до конца? - Лини скрестила худые руки на груди.

- Да, - ответила Моргейз. - Наш долг - вернуться в Кэймлин и оказать Илэйн посильную помощь.

- Как скажешь, - сказала Лини. - По мне так тот, кто держит двух петухов в одном курятнике, вполне заслуживает тот гвалт, что они там устраивают.

Моргейз приподняла бровь.

- Ясно. Однако, я думаю, ты убедишься в том, что я способна помочь Илэйн, не посягая на её власть.



Лини пожала плечами.

Но старая няня попала в точку; Моргейз следует быть осторожной. Слишком долгое пребывание в столице может бросить тень на Илэйн. Но если Моргейз чему-то и научилась Необычная просьба., месяцами скрываясь под именем Майгдин, это тому, что нужно делать что-нибудь полезное, даже если это что-то столь же простое, как учиться подавать чай. Знания Моргейз могут пригодиться Илэйн в грядущие трудные времена. Однако, если она начнёт затмевать свою дочь, то всегда сможет уехать из Кэймлина в своё западное поместье.

Остальные быстро загружали телегу. Моргейз скрестила руки на груди, чтобы удержаться и не помогать им. В заботе о себе было определённое чувство удовлетворения. Пока она ждала, то заметила, как кто-то ехал по дороге из Беломостья. Талланвор.

Что он делал в этом городе? Он увидел её, подъехал ближе и Необычная просьба. поклонился, его худое квадратное лицо выражало почтение.

- Миледи.

- Ты был в городе? Разве лорд Айбара тебе разрешил?

Перрин не хотел, чтобы внезапный поток солдат и беженцев наводнил город и вызвал проблемы.

- Миледи, здесь живёт моя семья, - ответил Талланвор, спешиваясь. Его голос был жёстким и официальным. - Мне показалось, что было бы мудро проверить данные, добытые разведчиками лорда Айбара.

- Это так, лейтенант Гвардии Талланвор? - спросила Моргейз. Она тоже может разговаривать с ним официальным тоном. Лини, проходя мимо с охапкой белья к телеге, фыркнула, услышав тон Моргейз.

- Да, миледи, - ответил Талланвор. - Миледи… могу ли я внести предложение?

- Говори.

- Судя по сообщениям Необычная просьба., ваша дочь всё ещё считает вас мертвой. Я уверен, что если мы поговорим с лордом Айбарой, он прикажет своим Аша’манам создать Врата, которые доставят нас в Кэймлин.

- Интересное предложение, - осторожно сказала Моргейз, игнорируя ухмылку на лице Лини, идущей в обратную сторону.

- Миледи, - сказал Талланвор, пронзив взглядом Лини, - не могли бы мы поговорить наедине?

Моргейз кивнула и направилась прочь из лагеря. Талланвор последовал за ней. Пройдя небольшое расстояние, она повернулась и посмотрела на него.

- Итак?

- Миледи, - продолжил он уже более мягким голосом. - Теперь, когда уже весь лагерь Айбары знает о том, что вы живы, я уверен, что андорский Необычная просьба. двор тоже скоро об этом услышит. Если вы не появитесь и не объясните, что отреклись от трона, слухи о том, что вы выжили, могут подорвать власть Илэйн.

Моргейз не ответила.

- Если Последняя Битва и, правда, близко, - сказал Талланвор, - мы не можем допустить…

- О, помолчи, - оборвала она его. - Я уже приказала Лини и остальным собираться. Разве ты не заметил, чем они занимаются?

Талланвор покраснел, когда заметил, что Гилл тащит сундук и загружает его в повозку.

- Простите меня за дерзость. С вашего позволения, миледи. - С коротким кивком Талланвор развернулся и собрался уходить.

- Неужели мы должны разговаривать друг с другом таким официальным Необычная просьба. тоном, Талланвор?

- Иллюзия развеялась, миледи.

И он ушёл.

Моргейз смотрела, как он уходит, и чувствовала, как разрывается её сердце. Будь проклято её упрямство!

Проклятый Галад! Его появление напомнило ей о её гордости, о её королевском долге.

Ей лучше было не иметь мужа. Она научилась этому на Тарингейле. Их брак принёс стабильность, но каждое его преимущество несло угрозу её трону. Именно поэтому ни Брина, ни Тома она не сделала своим официальным супругом-консортом, а Гейбрил только доказал, что она беспокоилась не зря.

Любой мужчина, за которого она вышла бы замуж, мог стать угрозой для Илэйн и для Андора. Её дети, если бы Необычная просьба. они родились от такого брака, стали бы соперниками Илэйн. Моргейз не могла позволить себе любить.

Талланвор остановился невдалеке, и у неё перехватило дыхание. Он повернулся и пошёл прямо к ней. Лейтенант вытащил свой меч и почтительно склонился, положив его на траву к её ногам.

- Я был не прав, угрожая отъездом, - тихо сказал он. - Мне было больно, а боль делает мужчину глупым. Моргейз, ты знаешь, что я всегда буду рядом. Я обещал это прежде, и сейчас не откажусь от своих слов. В эти дни я чувствую себя мошкой среди орлов. Но у меня есть мой меч и Необычная просьба. моё сердце, и оба они принадлежат тебе. Навсегда.

Он встал, чтобы уйти.

- Талланвор, - сказала она почти шёпотом. - Знаешь, ты никогда не спрашивал меня. Стану ли я твоей.

- Я не могу поставить тебя в такое положение. Было бы неправильно вынудить тебя сделать то, что, как мы оба знаем, ты должна сделать, сейчас, когда ты открыла, кто ты такая.

- И что я должна сделать?

- Прогнать меня, - он выпалил это слово, очевидно, разозлившись. - Ради блага Андора.

- Но нужно ли? - сказала она. - Я продолжаю себе это повторять, Талланвор, но до сих пор сомневаюсь.

- Какая тебе от меня польза? - спросил он. - По меньшей мере, ты должна выйти Необычная просьба. замуж, чтобы помочь Илэйн привлечь на свою сторону кого-то из тех, кому ты нанесла оскорбление.

- Получается, я должна выйти замуж без любви? - спросила она. - Опять. Сколько ещё раз мне придётся пожертвовать своим сердцем ради Андора?

- Я полагаю, столько, сколько потребуется.

Он говорил это с ожесточением, сжимая кулаки. Со злобой не на неё, а на судьбу. Он всегда был страстным человеком.

Она заколебалась, но покачала головой.

- Нет, - сказала она. - Больше не стану. Талланвор, посмотри на это небо над нами. Ты видел, что творится в мире, ощущал касание Тёмного. Сейчас не время жить без надежды - и без любви.

- Но как Необычная просьба. же долг?

- Проклятый долг может и подождать своей очереди. Он и так у меня в крови. Я всем что-то должна, Талланвор. Всем, кроме единственного, кто мне нужен. - Она переступила через лежащий в траве меч, и, не удержавшись, в один миг поцеловала его.

- Так, вы двое! - раздался строгий голос. - Мы прямо сейчас пойдём к лорду Айбаре.

Моргейз отпрянула от Талланвора. Это была Лини.

- В чём дело? - Моргейз попыталась восстановить самообладание.

- Вы поженитесь, - объявила Лини. - Даже если мне вас туда придётся за уши притащить.

- Я сама решу, что мне делать, - ответила Моргейз. - Перрин пытался заставить меня…

- Я - не он Необычная просьба., - отрезала Лини. - Это лучше сделать, прежде чем мы вернёмся к Илэйн. В Кэймлине это будет уже сложнее. - Она перевела свой взгляд на Гилла, который как раз уложил сундук. - А ты! Распакуй вещи миледи!

- Но, Лини, - запротестовала Моргейз, - мы собираемся в Кэймлин.

- Мы успеем сделать это завтра, дитя. Сегодня твой праздник. - Она пронзила их взглядом. - И пока вы не поженитесь, не думаю, что будет безопасно оставлять вас двоих наедине.

Моргейз покраснела.

- Лини, - прошипела она, - мне больше не восемнадцать!

- Нет, когда тебе было восемнадцать, ты вышла замуж, как полагается. Так мне схватить вас за уши?

- Я… - начала было Моргейз.

- Мы пойдём Необычная просьба. сами, Лини, - вмешался Талланвор.

Моргейз впилась в него взглядом. Он нахмурился.

- Что-то не так?

- Ты даже не сделал мне предложения.

Он улыбнулся и обнял её.

- Моргейз Траканд, ты станешь моей женой?

- Да, - ответила она. - А теперь давай найдём Перрина.

* * *

Перрин потянул на себя ветку дуба. Она обломилась, подняв в воздух мучнистую древесную пыль. Когда он поднял сук, с надломленного конца на бурую траву посыпалась древесная труха.

- Это произошло прошлой ночью, - сказал Кивлин Торр.

- Целая роща засохла всего за одну ночь. Полагаю, около сотни деревьев.

Перрин бросил ветку на землю и отряхнул с рук пыль.

- Мы видели Необычная просьба. вещи и похуже.

- Но…

- Не беспокойся об этом, - сказал Перрин. - Направь сюда людей, чтобы вырубили лес на дрова; мне кажется, они будут отлично гореть.

Кивлин кивнул и поспешил прочь. Остальные ходившие между деревьев дровосеки, выглядели встревоженными. Дуб, ясень, вяз и орешник, погибшие за одну прошедшую ночь, - само по себе это было уже достаточно плохо. Но высохнуть так, будто жизнь ушла из них уже много лет назад? Это было очень тревожно. Лучше всего отнестись к этому спокойно, хотя бы для того, чтобы не пугать и без того перепуганных людей.

Перрин направился обратно в лагерь. Ещё издалека он почувствовал характерный запах кузниц. Они Необычная просьба. скупили каждый кусочек железа и стали, который смогли добыть в Беломостье. Люди с готовностью обменивали товары на еду, и Перрин получил пять кузниц и людей для работы в них, вместе с молотами, инструментами и углём.

Возможно, он спас кого-то в городе от голода. По крайней мере, на какое-то время.

Кузнецы работали без остановки. Перрин надеялся, что работа не слишком изматывает Неалда с остальными. Созданное при помощи Силы оружие даст его людям чрезвычайное преимущество. Неалд не мог точно сказать, что именно он сделал, чтобы помочь выковать Мах’аллейнир, однако Перрин не был удивлён. Та ночь была Необычная просьба. особенной. Он положил руку на оружие, чувствуя его слабое тепло, думая о Прыгуне.

Теперь Неалд выяснил, как сделать мечи, которые никогда не затупятся и не сломаются. Чем больше он практиковался, тем более острые клинки у него получались. Айильцы уже стали требовать, чтобы для их копий изготовили такие же острые наконечники, и Перрин отдал Неалду приказ вначале позаботиться о них. Это было меньшее, чем он мог им отплатить.

На краю самой большой площадки для Перемещений продолжающего укрепляться лагеря стояли соединенные в круг Анноура, Масури и Грейди, поддерживая открытыми врата. Последняя группа беженцев отправлялась в Кэймлин. Вместе с ними он отправил для Илэйн Необычная просьба. послание. Вскоре им предстоит встретиться, и он не был уверен, нужно ли ему об этом беспокоиться или нет. Время покажет.

Через другие Врата возвращались какие-то люди, везя с собой телеги с купленным в Кэймлине, где ещё можно было пополнить запасы, продовольствием. Наконец он заметил направляющуюся к нему через лагерь Фэйли. Перрин поднял руку, привлекая её внимание.

- У Бавина всё в порядке? - спросил Перрин. Она была в палатке квартирмейстера.

- Всё хорошо.

Перрин потёр подбородок.

- Уже какое-то время я собираюсь тебе сказать - мне кажется, он не совсем с нами честен.

- Я специально слежу за ним, - ответила она Необычная просьба., её запах выдавал удивление.

- Берелейн стала проводить больше времени с Белоплащниками, - сказал Перрин. - Кажется, ей приглянулся Дамодред. Она полностью оставила меня в покое.

- Правда?

- Да. А ещё она во всеуслышание объявила, что не одобряет слухи о нас с ней. Свет, кажется, люди действительно этому верят. Я беспокоился, что они подумают, что это отчаянный ход!

От Фэйли пахло удовлетворением.

Он положил руку ей на плечо.

- Я не знаю, что ты сделала, но спасибо тебе.

- Ты знаешь, чем ястреб отличается от сокола, Перрин?

- В основном, размером, - ответил он. - А также формой крыла. Сокол скорее похож на стрелу.

- Сокол, - сказала Фэйли. - гораздо лучше летает. Он Необычная просьба. убивает клювом и может очень быстро летать. Ястреб же медленнее, но сильнее; он превосходит других в ловле добычи, которая передвигается по земле. Он убивает когтями, нападая сверху.

- Хорошо, - сказал Перрин. - Но не значит ли это, что, увидев внизу кролика, ястреб победит?

- Именно так, - улыбнулась Фэйли. - Ястреб лучше охотится на кролика. Но, видишь ли, сокол всегда справится с ястребом. Ты отправил сообщение для Илэйн?

Женщины. Он никогда их не понимал. Хотя сейчас, это казалось не так уж и плохо.

- Да, отправил. Надеюсь, мы скоро сможем с ней встретиться.

- В лагере уже вовсю толкуют о том, кого ты возьмёшь Необычная просьба. с собой.

- Зачем им это? - удивился Перрин. - Это будешь ты. Ты лучше других знаешь, как вести себя с Илэйн. Хотя, возможно, не повредит взять с собой Аллиандре.

- А Берелейн?

- Она может остаться в лагере, - сказал Перрин. - Следить за порядком здесь. Ей пришлось пойти в прошлый раз.

Сейчас от Фэйли запахло ещё большим удовлетворением.

- Нам следует… - она прервалась, нахмурившись. - Так, кажется, наконец облетел последний лист.

- Что? - спросил Перрин, оборачиваясь. Фэйли смотрела на приближающуюся к ним группу. Возглавляла её престарелая Лини, а следом плелись Моргейз с Талланвором, которые смотрели друг на друга словно парочка, вернувшаяся с их первого совместного Бэл Тайна Необычная просьба..

- Я думал, он ей не нравился, - удивился Перрин. - А если и нравился, то она не собиралась выходить за него замуж.

- Мнения меняются, - сказала Фэйли, - и гораздо быстрее, чем чувства.

Её запах выдавал небольшую злость, хоть она и пыталась скрыть её. Она так до конца и не простила Моргейз, хотя была уже не столь враждебно настроена.

- Перрин Айбара, - произнесла Моргейз. - В этом лагере, помимо моего приёмного сына, ты больше остальных имеешь право называться лордом. Но сыну не пристало выдавать замуж собственную мать, и в таком случае, полагаю, это сделаешь ты. Этот мужчина попросил моей руки и хочет на мне жениться. Проведёшь ли Необычная просьба. ты для нас эту церемонию?

- Ты выбрала странный способ просить моей помощи, Моргейз, - ответил он.

Женщина, прищурившись, посмотрела на него. Фэйли тоже взглянула на него, судя по запаху, она тоже была сердита. Перрин вздохнул. Даже когда они враждуют, эти женщины всегда не прочь вместе накинуться на мужчину, который сказал что-то не так - пусть даже чистую правду.

Однако Моргейз успокоилась.

- Прости меня. Я не хотела подрывать твой авторитет.

- Всё в порядке, - ответил он. - Полагаю, у тебя есть причина.

- Нет, - сказала Моргейз, будто становясь выше. Свет, когда она захочет, то может выглядеть по-королевски. Как они не Необычная просьба. заметили этого раньше?

- Ты - лорд, Перрин Айбара. Твои поступки это доказали. Благодаря тебе, спасено Двуречье, а, возможно, и весь Андор. До тех пор, пока вы остаётесь его частью.

- Двуречье и в будущем останется его частью, - пообещал Перрин.

- Что ж, если ты выполнишь мою просьбу, - сказала она, поглядев на Талланвора, - тогда я замолвлю за тебя словечко перед Илэйн. Могут быть сделаны назначения и дарованы соответствующие титулы.

- Хорошо, мы принимаем твоё предложение говорить от нашего имени, - быстро ответила Фэйли вместо Перрина. - Но мы сами обсудим с Её Величеством, является ли дарование титулов… приемлемым в данном случае.

Перрин уставился на неё. Неужели она Необычная просьба. не оставила мысль о том, чтобы превратить Двуречье в отдельное королевство? Они никогда не обсуждали этого открыто, но ведь это она подтолкнула его поднять флаг Манетерен. Ничего, они ещё вернутся к этому разговору.

Неподалёку он заметил направляющегося прямо к ним Галада Дамодреда. Берелейн, как всегда в последнее время, шла рядом. Оказывается, Моргейз отправила за ним посыльного. Галад что-то прятал в карман - небольшое письмо с красной печатью. Откуда это у него? Он выглядел обеспокоенно, хотя, когда он приблизился, его лицо просветлело. Он не выглядел удивлённым известием о браке; молодой человек кивнул Перрину и обнял свою мать, затем строго, но вежливо Необычная просьба. поприветствовал Талланвора.

- Какого типа церемонию вы хотели бы? - спросил Перрин Моргейз. - Я знаю только двуреченские обычаи.

- Уверена, будет достаточно простых клятв в вашем присутствии, - сказала Моргейз. - Я не молода и устала от церемоний.

- Согласен с вами, - сказал Перрин.

Галад отступил в сторону, а Моргейз и Талланвор взялись за руки.

- Мартин Талланвор, - сказала она, - Ты давал мне больше, чем я заслуживаю, и дольше, чем я осознавала это. Ты говорил, что любовь простого солдата - ничто перед мантией королевы, но я скажу, что величие мужчины скрывается не в его титуле, а в его душе.

Я видела твою храбрость, верность, преданность и любовь Необычная просьба.. Я видела, что в твоей груди бьётся сердце принца, сердце мужчины, который остался верен, когда сотни других отвернулись от меня. Я клянусь тебе в любви. И перед лицом Света, я клянусь не покидать тебя. Я клянусь любить и почитать тебя, как своего мужа.

Берелейн вынула платок и промокнула уголки глаз. Да, женщины всегда плачут на подобных событиях. Хотя Перрин… хорошо, он тоже немного прослезился. Возможно, это из-за солнечного света.

- Моргейз Траканд, - сказал Талланвор, - я полюбил тебя за то, как ты относилась к подданным . Я увидел женщину, которая не только ответственно исполняет свои обязанности, но и со страстью. Даже Необычная просьба. когда я значил для тебя не больше, чем и любой другой гвардеец, ты обращалась со мной с добротой и уважением. Ты относилась так ко всем.

Я люблю тебя за твою доброту, твой ум и силу воли. Даже Отрёкшийся не смог сломать тебя. Ты сбежала от него, когда он полагал, что полностью тебя подчинил. Даже самому ужасному из тиранов ты оказалась не по зубам, хотя ты была у него в руках. Не смогли тебя сломать и Шайдо. Другой на твоём месте, кому пришлось бы пройти через подобные испытания, озлобился бы. Но не ты… ты превратилась в ту, кем нужно восхищаться Необычная просьба., лелеять и уважать.

Я клянусь тебе в любви. И перед лицом Света я клянусь, что никогда, никогда не покину тебя. Я клянусь вечно любить и почитать тебя как свою жену. Я клянусь тебе в этом, Моргейз, хотя какая-то часть меня до сих пор не верит, что это происходит на самом деле.

Они стояли, глядя друг другу в глаза, словно Перрина рядом не было.

Он откашлялся.

- Ну, значит, так тому и быть. Объявляю вас мужем и женой.

Должен ли он дать какой-нибудь совет? Как он может что-то советовать Моргейз Траканд, королеве, чьи дети одного с Необычная просьба. ним возраста? Он только пожал плечами.

- Ну, вот и дело с концами.

От стоящей рядом Фэйли повеяло удивлением и немного недовольством. Лини фыркнула, когда Перрин закончил, но ушла вместе с Моргейз и Талланвором. Галад кивнул ему, а Берелейн сделала реверанс. Они удалились, Берелейн при этом отметила, как неожиданно всё произошло.

Фэйли улыбнулась ему.

- Тебе нужно будет потренироваться.

- Они же сами хотели, чтобы всё было по-простому.

- Так все говорят, - ответила Фэйли. - Но ты можешь придать церемонии дух торжественности, одновременно сохраняя её краткой. Мы ещё поговорим об этом. В следующий раз у тебя получится лучше.

В следующий раз? Когда Фэйли повернулась и Необычная просьба. направилась к лагерю, он покачал головой.

- Куда ты идёшь? - спросил Перрин.

- Обратно к Бавину. Нужно реквизировать несколько бочек эля.

- Для чего?

- Для торжества, - ответила Фэйли, оглядываясь через плечо. - Если требуется, церемонию можно сократить. Но не праздник по её поводу. - Она посмотрела вверх. - Особенно в такие времена.

Перрин смотрел ей вслед, как она растворяется в огромном лагере. Солдаты, фермеры, ремесленники, айильцы, Белоплащники, беженцы. Почти семьдесят тысяч человек, не считая тех, кто ушёл или погиб в бою. Как ему досталось такое количество людей? Перед тем, как покинуть Двуречье, он никогда не встречал больше тысячи человек, собранных в одном месте Необычная просьба..

Самой крупной в его лагере была группа бывших наёмников и беженцев, которых обучали Тэм и Даннил. Они называли себя Волчьей Гвардией, что бы это ни означало. Перрин направлялся проверить телеги c продовольствием, когда что-то маленькое мягко ударило его по затылку.

Он замер и обернулся, осматривая лес за спиной. Справа он стоял бурый и мёртвый; слева - лес редел. Но там никого не было.

«Может, я переутомился? - удивился он, потирая голову и поворачиваясь, чтобы продолжить свой путь. - Раз мерещится всякое …»

И вновь что-то маленькое ударило его по затылку. Он развернулся и заметил, как что-то упало в траву. Нахмурившись Необычная просьба., он опустился на колени и поднял жёлудь. Ещё один стукнул его прямо в лоб. Он прилетел из леса.

Перрин зарычал и направился в чащу. Возможно, это шалят немногочисленные детишки из лагеря? Впереди рос большой дуб; его ствол был таким толстым, чтобы за ним легко мог кто-нибудь спрятаться. Подойдя ближе, он вдруг засомневался. Что если это ловушка? Он опустил руку на молот и стал подкрадываться. Дерево стояло по ветру, и он не мог уловить запах…

Вдруг из-за дерева высунулась рука, сжимавшая коричневый мешок.

- Я поймал барсука, - произнёс знакомый голос. - Хочешь, выпустим его на деревенском лугу?

Перрин замер… и разразился громким смехом Необычная просьба.. Он обошёл вокруг дерева и обнаружил за ним человека в красном с золотом кафтане с высоким воротником и добротных коричневых штанах, сидящего на обнажённых корнях дерева. У его ног извивался мешок. Мэт лениво жевал кусок вяленого мяса. На голове была широкополая чёрная шляпа. Рядом к дереву было прислонено чёрное копьё с широким лезвием на конце. Откуда у него такая шикарная одежда? Не он ли сам осуждал Ранда, когда тот принялся носить подобные наряды?

- Мэт? - спросил Перрин, слишком ошарашенный встречей, чтобы сказать что-то ещё. - Что ты здесь делаешь?

- Ловлю барсуков, - ответил Мэт, тряся перед ним мешком. - Проклятье, ты Необычная просьба. знаешь, как это трудно, особенно, когда у тебя не так много времени.

В мешке что-то зашевелилось, и Перрин услышал внутри слабое рычание. По запаху он чувствовал, что действительно, в мешке находится нечто живое.

- Ты и, правда, его поймал?

- Считай, что у меня ностальгия.

Перрин не знал, то ли ему отчитать Мэта, то ли засмеяться - такая мешанина эмоций была обычным явлением, когда поблизости находился Мэт. К счастью, теперь, когда они были вместе, перед глазами Перрина больше не кружили никакие цвета. Свет, они бы сильно мешали. Однако, Перрин чувствовал… скованность.

Его долговязый друг улыбнулся, положил мешок на землю Необычная просьба., встал и протянул ему руку. Перрин пожал её, но потом заключил Мэта в крепкие дружеские объятия.

- Свет, Мэт, - сказал Перрин. - Кажется, будто мы не виделись целую вечность!

- Целую жизнь, - сказал Мэт. - Может две. Я сбился со счёта. В любом случае, Кэймлин уже гудит новостями о твоём прибытии. И вот я решил, что единственный шанс перекинуться с тобой парой слов - это если я проскользну сквозь Врата и найду тебя прежде, чем это успеет сделать кто-нибудь ещё. - Мэт поднял своё копьё и положил его себе на плечо.

- Где ты был? Чем занимался? А Том с тобой? Что с Найнив?

- Вопрос Необычная просьба. на вопросе, - сказал Мэт. - Насколько ты уверен в своём лагере?

- Он безопасен так же, как и любое другое место.

- Значит, недостаточно, - Мэт стал серьёзным. - Слышь, Перрин, за нами охотится много опасных людей. Я пришёл, потому что хотел предупредить тебя - будь осторожнее. В скором времени убийцы найдут тебя, и ты должен быть готов к их приходу. Нам нужно поговорить. Но я не хочу делать это здесь.

- А где же?

- Встретимся в гостинице «Весёлая компашка», в Кэймлине. Да, и если ты не возражаешь, я хочу ненадолго позаимствовать у тебя одного из тех парней в чёрных мундирах. Мне нужны Врата.

- Зачем?

- Я объясню. Но позже Необычная просьба.. - Мэт коснулся шляпы и повернулся и бросился бегомко всё ещё открытым вратам в Кэймлин. - Я серьёзно, - сказал он, развернувшись, на бегу. - Будь осторожен, Перрин.

С этими словами он увернулся от нескольких беженцев и прошёл сквозь Врата. Как ему удалось проскользнуть мимо Грейди? Свет! Перрин покачал головой, а затем нагнулся, чтобы развязать мешок и освободить бедного барсука.


Глава 45.

Воссоединение

Открыв усталые глаза, Илэйн проснулась в своей постели.

- Эгвейн? - пробормотала она, сбитая с толку. - Что?

Последние воспоминания о сне растворились, словно мёд в тёплом чае, но слова Эгвейн накрепко врезались в память. «Змея пала, - сообщала Эгвейн. - Твой брат вернулся вовремя».

Илэйн села Необычная просьба., почувствовав огромное облегчение. Она провела всю ночь, пытаясь направить Силу, чтобы с помощью тер'ангриала войти в Мир Снов, но безрезультатно. Узнав, что, пока она у себя в комнате терзалась яростью оттого, что не может попасть на встречу с Эгвейн, Бергитте не впустила Гавина, Илэйн пришла в бешенство.

Что ж, кажется, Месана побеждена. И что это Эгвейн такое сказала об её брате? Илэйн улыбнулась. Может быть, они с Эгвейн наконец-то пришли к согласию.

Сквозь занавеси пробивался утренний свет. Илэйн откинулась назад, чувствуя через связь с Рандом появившийся там не так давно мощный поток тепла. Свет Необычная просьба., какое же удивительное ощущение. В момент, когда она впервые почувствовала его, облачный покров вокруг Андора прорвался.

Прошла примерно неделя после начала испытания драконов. Она обязала всех литейщиков колоколов королевства работать над их созданием. В эти дни каждый в Кэймлине слышал размеренный, повторяющийся грохот - это на холмах за пределами города солдаты Отряда практиковались с новым оружием. Пока Илэйн разрешила использовать для обучения лишь несколько орудий. Разные расчёты практиковались на них по очереди. На тайном складе в Кэймлине ей уже удалось накопить большое количество драконов.

Девушка вновь вспомнила послание во сне. Она страстно желала узнать подробности. Что ж, вероятно, со временем Эгвейн Необычная просьба. пришлёт через Врата посыльного.

Дверь приоткрылась, и в неё заглянула Мелфани.

- Ваше Величество? - произнесла невысокая круглолицая женщина. - Всё в порядке? Мне показалось, я слышала крик боли.

С той поры, как Мелфани позволила Илэйн вставать с постели, повитуха решила спать в прихожей у её спальни, чтобы не спускать с неё глаз.

- Это от радости, Мелфани, - ответила Илэйн. -Приветствие прекрасному посетившему нас утру.

Мелфани нахмурилась. В присутствии этой женщины Илэйн пыталась вести себя жизнерадостно, чтобы убедить её, что постельный режим ей больше не нужен, но, пожалуй, последнее замечание было слишком наигранным. Илэйн не могла допустить, чтобы стало заметно, как она Необычная просьба. заставляет себя радоваться, даже если это так на самом деле. Несносная женщина.

Мелфани вошла и распахнула шторы. «Солнечный свет полезен беременным женщинам», - объяснила она. В последнее время от Илэйн требовалось сидеть в постели с откинутым покрывалом, чтобы её кожа загорала под весенним солнцем. Когда Мелфани подошла, Илэйн почувствовала слабые толчки внутри.

- Ах! Вот снова. Они толкаются, Мелфани! Прикоснись!

- Я ещё не смогу этого почувствовать, Ваше Величество. Только когда толчки станут сильнее.

Она приступила к привычному осмотру. Послушала сердцебиение Илэйн, затем малыша. Мелфани всё ещё не верила, что это близнецы. Потом она осмотрела и ощупала Илэйн, заставив её пройти все пункты своего секретного Необычная просьба. списка наиболее раздражающих и смущающих женщину проверок.

Наконец, Мелфани упёрла руки в бока, внимательно глядя на Илэйн, которая завязывала ворот ночной рубашки.

- Думаю, за последнее время вы переутомились. Я хочу быть уверена, что вы как следует отдохнёте. Пару лет тому назад дочь моей двоюродной сестры Тессы родила ребёнка, он едва дышал. Хвала Свету, что ребёнок выжил, ведь она ещё накануне работала в поле допоздна и не питалась как следует. Только представьте себе! Берегите себя, моя королева, и ваши младенцы будут благодарны.

Илэйн кивнула, расслабляясь.

- Постой! - вскрикнула она, снова садясь. - Младенцы?

- Да, - сказала Мелфани, направляясь к двери. - Два сердца Необычная просьба. бьются в вашем чреве, это так же бесспорно, как и то, что у меня две руки. Не понимаю, как вы узнали об этом.

- Ты услышала как бьются их сердца! - ликующе воскликнула Илэйн.

- Да, они там, это так же ясно, как и солнце в небе, - Мелфани покачала головой и ушла, прислав Нарис и Сефани одеть и причесать Илэйн.

Ожидая, пока они закончат, Илэйн не могла оправиться от изумления. Мелфани поверила! Илэйн не могла сдержать улыбки.

Через час она попивала тёплое козье молоко в своей малой гостиной; все окна были распахнуты, впуская солнечный свет. В гостиную на длинных тонких ногах вошёл мастер Необычная просьба. Норри с кожаной папкой под мышкой. У него были удлинённые, заострённые черты лица, а из-за ушей торчали пучки волос. Мастера Норри сопровождала Дайлин, которая редко появлялась по утрам. Увидев женщину, Илэйн приподняла бровь.

- У меня есть сведения, Илэйн, о которых ты просила, - сказала Дайлин, наливая себе утренний чай. Сегодня это была морошка. - Я слышала, что Мелфани всё подтвердила?

- Так и есть.

- Мои поздравления, Ваше Величество, - промолвил мастер Норри. Он раскрыл свою папку на высоком, узком столике рядом с креслом Илэйн и начал приводить в порядок бумаги. Он редко садился в её присутствии. Дайлин заняла одно из Необычная просьба. удобных кресел возле камина.

Какие ещё сведения Илэйн у неё просила? Она не могла вспомнить ничего определённого. Поиск ответа отвлёк её во время ежедневного доклада Норри о присутствующих армиях в округе. Он изложил перечень препирательств между группами наёмников и рассказал о трудностях с продовольствием. Несмотря на помощь женщин Родни, создававших Врата для поставок из южных владений Ранда, и неожиданные находки продовольствия в городе, запасы Кэймлина истощались.

- Наконец, что касается наших, гм, гостей, - сказал Норри, - прибыли посыльные с вполне ожидаемыми ответами.

Ни один из трёх Домов, чьи главы были захвачены, не были в состоянии заплатить выкуп. Когда-то имения Араун, Саранд Необычная просьба. и Марни были среди самых плодородных и богатых в Андоре, но теперь они обнищали, их кошельки опустели, а земли обесплодели. И Илэйн лишила два из них руководства. Свет, какая неразбериха!

Норри перешёл к другому вопросу. Она получила письмо от Талманеса, который соглашался на ввод нескольких рот Красной Руки в Кайриэн. Она приказала Норри переслать ему приказ с её печатью, в котором поручала солдатам «оказать помощь в восстановлении порядка». Это был, конечно, вздор. Никакой порядок восстанавливать было не нужно. Но если Илэйн собиралась занять Солнечный Трон, ей необходимо сделать некоторые предварительные шаги в этом направлении.

- Именно это я хотела бы Необычная просьба. обсудить, Илэйн, - сказала Дайлин, когда Норри начал собирать свои бумаги, скрупулёзно складывая листочек к листочку. Сохрани Свет всех присутствующих, если хоть один из этих драгоценных листочков порвётся или запачкается.

- Ситуация в Кайриэне… запутанная, - произнесла Дайлин.

- А когда было иначе? - спросила Илэйн со вздохом. - Ты узнала что-то об их политических настроениях?

- Полная неразбериха, - просто сказала Дайлин. - Мы должны поговорить о том, как ты собираешься управлять двумя государствами, а присутствовать только в одном.

- У нас есть переходные Врата, - ответила Илэйн.

- Верно. Но ты должна найти способ занять Солнечный Трон так, чтобы это не выглядело, будто Андор поглощает Кайриэн Необычная просьба.. Местная знать примет тебя как королеву лишь в том случае, если будет видеть, что равна андорцам. Иначе, как только ты отвернёшься, заговоры будут расти как дрожжи в лохани с тёплой водой.

- Они будут равны андорцам, - сказала Илэйн.

- Они решат иначе, если ты явишься с армией, - ответила Дайлин. - Кайриэнцы очень гордые. Представив, что они живут под пятой завоевателей-андорцев...

- Они жили под властью Ранда.

- Со всем уважением, Илэйн, - заметила Дайлин, - он Возрождённый Дракон, а ты - нет.

Илэйн нахмурилась, но как с этим можно было поспорить?

Мастер Норри прочистил горло.

- Ваше Величество, совет леди Дайлин вовсе не пустые размышления. Я, гм, кое-что Необычная просьба. слышал. Зная о ваших интересах в Кайриэне...

Его мастерство в сборе информации росло. Она-таки сделает его настоящим мастером шпионажа!

- Ваше Величество, - продолжил Норри, понизив голос. - Ходят слухи, что вы скоро прибудете, чтобы захватить Солнечный Трон. Уже поговаривают о восстании против вас. Пустые размышления, я уверен, но...

- Кайриэнцы видят в Ранде ал’Торе императора, а не иноземного короля, - сказала Дайлин, - Это разные вещи.

- Что ж, нам нет необходимости отправлять армии, чтобы заполучить Солнечный Трон, - ответила Илэйн задумчиво.

- Я... не уверен в этом, Ваше Величество, - сказал Норри. - Слух довольно распространённый. Кажется, что, как только лорд Дракон объявил, что Необычная просьба. трон ваш, кое-кто в стране начал медленно действовать, чтобы это предотвратить. Из-за этих слухов многие беспокоятся, что вы отберёте у кайриэнцев их титулы и передадите их андорцам. Другие утверждают, что вы сделаете кайриэнцев людьми второго сорта.

- Ерунда, - сказала Илэйн. - Это просто смешно!

- Очевидно, - сказал Норри, - но слухи множатся. Они кажется, гм, растут как сорняки. Преобладает подобное мнение.

Илэйн скрипнула зубами. Мир стремительно превращался в место, где выживут только те, у кого есть сильные альянсы, связанные узами как крови, так и бумаги. Впервые за много поколений ей предоставилась наилучшая возможность объединить Кайриэн и Андор.

- Нам известно, кто является Необычная просьба. источником этих слухов?

- Это трудно установить, миледи, - ответил Норри.

- Кому это выгоднее всего? - спросила Илэйн. - Это первое, с чего стоит начать поиски.

Норри покосился на Дайлин.

- Кто угодно может извлечь выгоду, - ответила Дайлин, помешивая чай. - Могу предположить, что наиболее выгодно это тем, у кого больше всего шансов заполучить трон.

- Те, кто сопротивлялся Ранду, - высказала догадку Илэйн.

- Возможно, - сказала Дайлин. - А возможно и нет. Дракон уделил много внимания сильнейшим из восставших, и многие из них изменили свои убеждения или сломались. Так что, мы, вероятно, должны скорее подозревать его союзников, тех, кому он доверяет больше других, или тех, кто выражает ему наибольшую Необычная просьба. преданность. В конце концов, это Кайриэн.

«Даэсс Дей’мар». Да, это логично, союзники Ранда препятствовали её восхождению на трон. Те, кого приблизил Ранд, сами имеют неплохие шансы занять трон, прояви Илэйн несостоятельность. Однако те же люди сами себе напортили, открыто выразив преданность иноземному правителю.

- Полагаю, - задумчиво произнесла Илэйн, - что наилучшие шансы на трон у того, кто придерживается середины. У кого-нибудь, кто не сопротивлялся Ранду и не снискал его гнев. Но также и у того, кто не поддерживал его слишком искренне, у того, кто кажется патриотом, кто может вмешаться и захватить власть, как только я потерплю неудачу.

Она посмотрела на Необычная просьба. своих собеседников.

- Найдите мне имена тех, чьё влияние недавно резко возросло, знатного мужчину или женщину, которые соответствуют этим критериям.

Дайлин и мастер Норри кивнули. Со временем она, вероятно, должна будет создать более мощную сеть шпионов, так как никто из этих двоих не подходил идеально на роль руководителя глаз и ушей. Норри был слишком очевидным вариантом, к тому же у него было множество других обязанностей. Дайлин была... что ж, Илэйн не была уверенна, кем была Дайлин.

Она была многим обязана этой женщины, которая, казалось, взяла на себя роль приёмной матери Илэйн. Голос опыта и мудрости. Но в конечном счёте Необычная просьба., Дайлин должна будет отступить. Ни Илэйн, ни сама Дайлин не могли позволить распространиться мнению, что в руках последней сосредоточена реальная власть.

Но Свет! Что бы она делала без этой женщины? Илэйн подавила внезапный наплыв чувств. Кровь и проклятый пепел, когда прекратятся эти перепады настроения? Королева не может себе позволить рыдать на публике по любому поводу!

Илэйн промокнула глаза. Дайлин мудро промолчала.

- Это к лучшему, - сказала Илэйн твёрдо, чтобы отвлечь внимание от своих предательских глаз. - Я всё ещё волнуюсь по поводу вторжения.

Дайлин в ответ промолчала. Она не верила, что Чесмал имела в виду вторжение именно в Андор; по её мнению Необычная просьба., Чёрная сестра говорила о нашествии троллоков в Порубежье. Бергитте восприняла новость более серьёзно, увеличив число солдат на границах Андора. И всё же, Илэйн очень хотела завладеть Кайриэном; если троллоки вздумают двинуться на Андор, то они могут напасть со стороны соседнего королевства.

Прежде чем беседа продолжилась, дверь в прихожую распахнулась, и Илэйн бы подскочила, если б заранее не почувствовала, что это Бергитте. Страж никогда не стучала. Она вошла с мечом на поясе, который носила с неохотой, её штаны были заправлены в чёрные, доходящие до колена сапоги. Было необычным увидеть её в сопровождении двух одетых в плащи фигур со скрытыми под капюшонами Необычная просьба. лицами. Норри в ужасе от столь беспардонного вмешательства, отступил на шаг, протестующе подняв руку к груди. Все знали, что Илэйн не принимала посетителей в малой гостиной. Если Бергитте привела людей сюда...

- Мэт? - предположила Илэйн.

- Холодно, - ответил такой знакомый голос, твёрдый и звонкий. Человек повыше снял свой капюшон, открыв красивое до совершенства мужское лицо. У него были квадратный подбородок и внимательные глаза, так хорошо запомнившиеся Илэйн с детства, главным образом в те моменты, когда он заставал её за чем-то неподобающим.

- Галад, - промолвила Илэйн, удивлённая теплотой, которую испытала к своему сводному брату. Она встала и протянула к нему руки Необычная просьба.. Большую часть детства Галад был сплошным расстройством для Илэйн по той или иной причине, но как же приятно видеть его живым и здоровым.

- Где ты был?

- Я искал правду, - ответил Галад, отточено поклонившись, но он не приблизился, чтобы взять её за руки. Он выпрямился и посмотрел в сторону второй фигуры. - И обнаружил нечто неожиданное. Крепись, сестра.

Илэйн нахмурилась, когда вторая фигура, пониже, откинула свой капюшон. Это оказалась её мать.

Илэйн ахнула. Это была она! Это лицо, эти золотые волосы. Эти глаза, которые так часто смотрели на Илэйн в детстве, изучая её, оценивая её, не просто как мать оценивает дочь Необычная просьба., но как королева оценивает своего преемника. Илэйн почувствовала, как сердце сильнее заколотилось в груди. Её мать. Её мать жива!

Моргейз жива. Королева жива.

Моргейз встретилась глазами с Илэйн, и затем - странно - опустила взгляд.

- Ваше Величество, - сказала она и сделала реверанс прямо на пороге.

Илэйн обуздала свои мысли и панику. Она сама была королевой, или должна была быть, или... Свет! Она заняла трон и во всяком случае была Дочерью-Наследницей. Но теперь её родная мать вернулась, восстав из проклятых мёртвых?

- Прошу, садитесь, - смогла вымолвить Илэйн, указав Моргейз на место возле Дайлин. Было отрадно, что Дайлин справляется с шоком ничуть не лучше Необычная просьба. самой Илэйн. Она сидела с выпученными глазами, сжав чашку чая в побелевших пальцах.

- Благодарю вас, Ваше Величество, - сказала Моргейз, проходя вперёд. Галад присоединился к ней, успокаивающе положив руку на плечо Илэйн. Затем он принёс себе стул с другого конца комнаты.

Тон Моргейз был более сдержанным, чем помнила Илэйн. И почему она продолжала называть Илэйн этим титулом? Королева приехала тайком, спрятавшись под капюшоном. Илэйн разглядывала мать, пока та усаживалась, складывая все части воедино.

- Ты отреклась от трона, не так ли?

Моргейз величественно кивнула.

- Ох, хвала Свету, - произнесла Дайлин, испустив громкий вздох и прижав руку к груди. - Без обид, Моргейз Необычная просьба.. Но на мгновение мне почудилась война между Тракандами!

- До этого бы не дошло, - сказала Илэйн одновременно с Моргейз. Их глаза встретились, и Илэйн позволила себе улыбнуться. - Мы нашли бы... разумное решение. Это подойдёт, хотя я, конечно, недоумеваю, что же случилось.

- Меня захватили Дети Света, Илэйн, - сказала Моргейз. - Старый Пейдрон Найол являлся порядочным человеком во многих отношениях, но его преемник таковым не был. Я не позволила использовать себя против Андора.

- Проклятые Белоплащники, - пробормотала Илэйн. Свет, значит, они написали чистую правду, что держат Моргейз у себя?

Галад посмотрел на неё, подняв бровь. Он поставил принесённый стул и откинул свой плащ Необычная просьба., продемонстрировав под ним сверкающую белизной форму с солнечной вспышкой на груди.

- А, верно, - раздражённо сказала Илэйн. - Я почти забыла об этом. Нарочно.

- У Чад были ответы, Илэйн, - сказал он, присаживаясь. Свет, как же он невыносим. Так приятно снова его видеть, но он так еераздражал!

- Я не хочу это обсуждать, - ответила Илэйн. - Сколько Белоплащников пришло с тобой?

- Меня сопровождают в Андор все силы Детей, -ответил Галад. - Я их Лорд Капитан-Командор.

Илэйн моргнула, затем посмотрела на Моргейз. Старшая Траканд кивнула.

- Что ж, - произнесла Илэйн, - вижу, нам многое нужно обсудить.

Галад воспринял это как просьбу - он воспринимал всё очень буквально - и Необычная просьба. начал объяснять, как он занял своё положение. В его рассказе было множество деталей, и Илэйн изредка поглядывала на мать. Чувства Моргейз было невозможно прочитать.

Когда Галад закончил, он спросил о войне за престолонаследие. Разговор с Галадом часто был скорее официальным обменом сведениями, нежели семейной беседой. Прежде это бесило Илэйн, но на этот раз она обнаружила, что, вопреки желанию, она действительно по нему соскучилась. Поэтому она слушала с любовью.

В конце концов, разговор сам собой иссяк. Было ещё о чём с ним потолковать, но Илэйн безумно хотела просто поговорить с матерью.

- Галад, - сказала Илэйн, - я хотела бы продолжить наш разговор Необычная просьба.. Не желаешь ли прийти на ранний ужин сегодня вечером? А до тех пор ты можешь отдохнуть в своих старых покоях.

Он кивнул, поднимаясь.

- Было бы здорово.

- Дайлин, мастер Норри, - обратилась Илэйн, - то, что моя мать жива, приведёт к некоторым.... деликатным государственным вопросам. Нам необходимо будет официально и быстро опубликовать её отречение. Мастер Норри, я поручаю вам составить официальный документ. Дайлин, пожалуйста, сообщи эту новость моим самым преданным союзникам, чтобы они не оказались застигнуты врасплох.

Дайлин кивнула и взглянула на Моргейз - женщины не было среди тех, кого обидела бывшая королева во время влияния на неё Равина, но она, несомненно Необычная просьба., слышала сплетни. Затем Дайлин удалилась вместе с Галадом и мастером Норри. Как только закрылась дверь, Моргейз взглянула на Бергитте. Кроме них, Страж осталась единственной в комнате.

- Я доверяю ей как сестре, матушка, - сказала Илэйн. - Иногда совершенно невыносимой старшей сестре, но всё равно сестре.

Моргейз улыбнулась, потом поднялась и заключила Илэйн в объятия.

- Ах, доченька, - сказала она со слезами на глазах. - Только взгляни на то, что ты совершила! Настоящая королева во всей красе!

- Ты хорошо обучала меня, матушка, - сказала Илэйн, высвобождаясь. - И, кстати, ты бабушка! Во всяком случае, скоро будешь!

Моргейз нахмурилась, опуская взгляд ниже.

- Да, я заподозрила это, глядя на тебя Необычная просьба.. Кто..?

- Ранд, - ответила Илэйн, вспыхнув, - но это мало кому известно, и я бы хотела, чтоб так и оставалось.

- Ранд ал'Тор... - произнесла Моргейз, помрачнев. - Это...

- Мама, - сказала Илэйн, поднимая руку и сжимая ладонь Моргейз, - он хороший человек, и я люблю его. То, что ты слышала - это преувеличение или же злые сплетни.

- Но ведь он... Илэйн, это мужчина, который может направлять, Возрождённый Дракон!

- При этом он остаётся мужчиной, - ответила Илэйн, чувствуя тёплый клубок эмоций в глубине своего сознания. - Просто мужчина, несмотря на всё то, что ему предначертано.

Моргейз сжала губы в тонкую линию.

- Я придержу своё мнение при себе. Хотя, в Необычная просьба. некотором смысле, я всё ещё чувствую, что должна была бросить этого мальчика в темницу, когда его нашли шатающимся по нашему саду. Мне сразу не понравилось, как он на тебя смотрел, так и знай.

Илэйн улыбнулась, затем жестом указала на стулья. Моргейз села, и на этот раз Илэйн заняла место рядом, не выпуская ладонь матери из рук. Она ощущала радость Бергитте, которая прислонилась спиной к стене, опершись подошвой согнутой ноги о деревянную панель.

- Что? - спросила Илэйн.

- Ничего, - ответила Бергитте, - гораздо приятнее видеть вас мамой и дочерью, или по крайней мере двумя женщинами, чем глазеющими друг на друга столбами.

- Илэйн Необычная просьба. - королева, - натянуто произнесла Моргейз. - Её жизнь принадлежит её народу, и моё прибытие угрожает её притязаниям.

- Это по-прежнему может всё взбаламутить, матушка, - сказала Илэйн. - Твоё появление может открыть старые раны.

- Я должна буду принести извинения, - сказала Моргейз. - Возможно, стоит предложить компенсацию. - Она переборола сомнения. - Я собиралась держаться в стороне, доченька. Было бы лучше, если бы те, кто меня ненавидят, считали, что я мертва. Но…

- Нет, - быстро промолвила Илэйн, сжимая её ладонь. - Это к лучшему. Мы просто должны подойти к этому со знанием вопроса и осторожностью.

Моргейз улыбнулась.

- Я горжусь тобой. Ты будешь прекрасной королевой.

Илэйн заставила себя перестать Необычная просьба. улыбаться до ушей. Её мать никогда не была столь щедра на похвалы.

- Но прежде чем двигаться дальше, - нерешительно произнесла Моргейз.- Я слышала доклады, что Гейбрилом был…

- Равином, - кивнула Илэйн. - Это правда, матушка.

- Я ненавижу его за то, что он сделал. Я вижу, как он, используя меня, вонзил шипы в сердца и верность моих самых близких друзей. Однако какая-то часть меня всё ещё неравнодушна к нему. Как глупо.

- Он использовал на тебе Принуждение, - тихо ответила Илэйн. - Другого объяснения нет. Мы посмотрим, сможет ли кто-нибудь из Белой Башни это Исцелить.

Моргейз покачала головой.

- Как бы там ни было Необычная просьба., это ощущение сейчас совсем слабое и поддаётся контролю. И я нашла другого человека, кому могу подарить свою любовь.

Илэйн нахмурилась.

- Объясню в другой раз, - сказала Моргейз. - Я не уверена, что сама всё понимаю. Сперва нам нужно решить, что делать с моим возвращением.

-Это просто!, - произнесла Илэйн. - Мы его отпразднуем!

- Да, но...

- Никаких «но», мама, - ответила Илэйн. - Ты к нам вернулась! Город, весь народ будет праздновать, - она помедлила. - А после этого мы найдём для тебя важное назначение.

- Что-нибудь, что позволит мне уехать из столицы, чтобы я не бросала неуместную тень сомнения на трон.

- Но назначение должно быть достаточно важным, чтобы не Необычная просьба. выглядеть ссылкой, - Илэйн поморщилась. - Возможно, поставим тебя во главе западной части королевства. Доклады оттуда доставляют мало радости.

- Двуречье? - спросила Моргейз. - И лорд Перрин Айбара?

Илэйн кивнула.

- Он очень интересен, этот Перрин, - сказала Моргейз задумчиво. - Да, пожалуй, я могла бы принести там пользу. Нам уже удалось достигнуть некоторого взаимопонимания.

Илэйн приподняла бровь.

- Это он помог мне вернуться в целости и сохранности, - пояснила Моргейз. - Он честный и благородный человек. Но также и мятежник, несмотря на свои добрые намерения. Если дойдёт до схватки с ним, тебе придётся непросто.

- Я предпочла бы избежать этого, - Илэйн поморщилась. Самым простым было бы найти и казнить его Необычная просьба., но, конечно, она не собиралась так поступать. Даже когда доклады приводили её в бешенство настолько, что она почти готова была отдать приказ.

- Хорошо, начнём над этим работать, - улыбнулась Моргейз. - Уверена, мой рассказ тебе поможет. Ах да, с Лини всё в порядке. Не знаю, правда, волновалась ты о ней или нет.

- Честно говоря, нет, - ответила Илэйн, поморщившись и чувствуя укол стыда, - кажется, попади Лини под обвал самой Драконовой Горы, это и то не сможет ей повредить.

Моргейз улыбнулась и начала рассказ. Илэйн слушала с трепетом и волнением. Её мать жива. Благодаря Свету, ведь столь многое сейчас шло не так, но Необычная просьба., наконец, хоть что-то случилось как надо.

***

Трёхкратная Земля ночью была тихой и спокойной. Большинство животных появлялись в сумерках и на рассвете, когда не было ни зноя, ни мороза.

Поджав ноги, Авиенда сидела на небольшом скалистом выступе, в землях Дженн Айил, клана, которого давно не существовало. Она смотрела на Руидин. Когда-то город был окутан защитным туманом. Так было до прихода Ранда. Он разрушил этот город тремя весьма неприятными способами.

Первый был прост - Ранд убрал туман. Город сбросил свой защитный покров, как алгай'д’сисвай снимает с лица вуаль. Она не знала, как Ранд вызвал это преобразование, и Необычная просьба. сомневалась, что это было известно ему самому. Но выставив город напоказ, он изменил его навсегда.

Вторая черта, которую Ранд нарушил в Руидине, была вода. Теперь рядом с городом раскинулось большое озеро, и благодаря призрачному лунному свету, проникающему сквозь облака, его поверхность мерцала. Люди назвали это озеро Тсодрелле'Аман. Слёзы Дракона, хотя озеро следовало бы назвать Слёзы Айил. Ранд ал’Тор не знал, сколько боли вызовет то, что он открыл. Такое случалось с ним все время. Зачастую его действия были такими невинными.

Третье разрушение было наиболее значимым. Авиенда постепенно пришла к пониманию этого факта. Слова Накоми беспокоили, пугали её. Они Необычная просьба. отозвались тенями воспоминаний возможного будущего, увиденного Авиендой в кольцах во время её первого посещения Руидина. Её разум не мог их точно вспомнить, по крайней мере, полностью.

Она беспокоилась, что Руидин очень скоро потеряет своё значение. Прежде основной целью города было открыть Хранительницам Мудрости и вождям кланов тайное прошлое их народа. Подготовить их ко дню, когда они станут служить Дракону. Этот день настал. Так кто должен приходить в Руидин сейчас? Проход предводителей Айил через стеклянные колонны будет напоминанием о тох, который они уже начали искупать.

Это беспокоило Авиенду подобно чесотке. Она не хотела об этом думать. Она хотела Необычная просьба. сохранить традиции, но не могла выбросить всё это из головы.

Ранд вызвал так много проблем. Но тем не менее, она любила его. В некоторой степени она любила его за его невежество. Оно позволяло ему внимать. И она любила его за то, как глупо он пытался защищать тех, кто этого совсем не хочет.

Больше всего она любила его за желание стать сильным. Авиенда всегда хотела быть сильной. Обучиться владению копьём. Сражаться и зарабатывать джи. Быть лучшей. Она чувствовала его сейчас, на расстоянии. Они были в этом так похожи.

Ноги ныли от бега. Она натёрла их с соком растения сегадо, но всё ещё Необычная просьба. чувствовала, как в них пульсирует боль. Её сапожки лежали с ней рядом на камне, возле подаренных Илэйн тонких шерстяных чулков.

Она устала, и её мучила жажда, но ей нужно воздержаться от пищи и воды этой ночью, предаваясь размышлениям, и только утром она сможет наполнить бурдюк в озере перед посещением Руидина. Сегодня она ждала, размышляла, готовилась.

Жизнь Айил менялась. Требовались силы, чтобы принять эти изменения, раз невозможно их избежать. Если холд повреждён во время набега, то, восстанавливая его, ты никогда не сделаешь его точно таким, как прежде. Ты воспользуешься шансом для исправления прежних ошибок - поправишь скрипящие на ветру двери, неровный Необычная просьба. пол. Но возвращать всё как было, было бы глупостью.

Возможно, традиции, такие, как посещение Руидина, и даже жизнь в Трёхкратной Земле - в конечном итоге необходимо будет пересмотреть. Но сейчас Айил не могли оставить мокрых земель. Там начинается Последняя Битва, и есть Шончан, захватившие многих Айил и превратившие Хранительниц Мудрости в дамани, что недопустимо. А также Белая Башня, до сих пор считающая всех способных направлять Хранительниц Мудрости - дичками. С этим надо было что-то делать.

А она сама? Чем больше она думала об этом, тем яснее понимала, что не может вернуться к своей прежней жизни. Она должна быть с Необычная просьба. Рандом. Если он выживет в Последней Битве - а она намерена бороться изо всех сил, чтобы добиться этого - он всё равно будет королём мокроземцев. И ещё была Илэйн. Они с Авиендой собирались быть сёстрами-жёнами, но Илэйн никогда не покинет Андор. Может, она надеется, что Ранд останется с ней? Значит ли это, что и Авиенда тоже должна будет остаться?

Так тревожно, как за себя, так и за свой народ. Нельзя сохранять традиции только потому, что это традиции. Сила перестает быть силой, когда она утрачивает цель и направление.

Девушка разглядывала Руидин, великолепный город из камня, полный величия. Большинство городов отвращало её Необычная просьба. грязью и разложением, но Руидин был иным. Купола, незаконченные стены и башни, тщательно спланированные кварталы жилых построек. И хотя значительная часть зданий ещё была покрыта отметинами боя Ранда с врагами, фотаны теперь работали. Многое было приведено в порядок поселившимися здесь семьями не ушедших на войну айильцев.

Тут не будет никаких торговых лавок, никаких ссор на улицах, никаких убийц в переулках. Руидин, возможно, лишён своей значимости, но он останется местом, где царит мир.

«Я пойду дальше, - решила она. - Пройду через стеклянные колонны». - Возможно, её переживания обоснованы, и проход через них перестал быть так важен, как ранее, но ей было искренне любопытно Необычная просьба. увидеть то, что видели другие. Кроме того, знать прошлое важно, чтобы понять будущее.

Хранительницы Мудрости и клановые вожди, посещая это место на протяжении веков, возвращались со знанием. Может город покажет ей, как поступить с её народом и как поступить с её сердцем.


documentakamdlp.html
documentakamkvx.html
documentakamsgf.html
documentakamzqn.html
documentakanhav.html
Документ Необычная просьба.