Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем

Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем. Прошло всего несколько дней после посвящения Медуницы, а листья на деревьях уже начали окрашиваться в золото, и, хотя дождя не было вот уже больше месяца, в лесу чувствовалась первая прохлада грядущего Листопада. Молодой воин ежился от холода, когда высокая трава, тяжелая от выпавшей росы, хлестала его по бокам. Серые нити паутины висели над кустами, а в воздухе стоял густой запах прелой листвы. Чириканье просыпающихся птиц заглушало шорох кошачьих лап.

Этим утром патруль возглавлял Терновник, брат Яролики. Он остановился и поглядел на Уголька с Ежевикой.

— Огнезвезд просил проверить Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем Змеиную Горку, — напомнил он. — Берегитесь гадюк. Из-за жары их там стало гораздо больше.

Ежевика инстинктивно выпустил когти. В такое время гадюки, наверное, еще прячутся в каменных расселинах, но, как только солнце поднимется выше, тепло выманит их из укрытия! Один укус ядовитых зубов способен убить воина до того, как целительница успеет прийти ему на помощь.

Они еще не успели отойти далеко от лагеря, когда Ежевике вдруг послышался тихий шорох за спиной. Он замер и покосился назад, заранее облизываясь при мысли о лакомом кусочке. Сначала ничего не было видно, но потом Ежевика заметил, что верхушки пышного папоротника слегка покачиваются, хотя ветра не Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем было и в помине. Он принюхался, разинул пасть, чтобы глубже вдохнуть, а потом со вздохом выпустил воздух.

— Выходи, Белочка, — приказал он.

На миг все смолкло. Потом папоротники снова закачались, и из раздвинувшихся стеблей вылезла темно-золотистая кошечка. Ее зеленые глаза дерзко блестели.

— В чем дело? — Терновник подошел к Ежевике, Уголек трусил следом за ним.

Взмахом хвоста Ежевика показал на ученицу.

Я услышал шорох за спиной, — пояснил он. — Должно быть, она кралась за нами от самого лагеря.

— Не смей говорить обо мне так, словно меня тут нет! — возмутилась Белочка.

— Тебя тут не должно быть! — огрызнулся Ежевика. Эта Белочка каким Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем-то чудом умудрялась одним словом вывести его из себя.

— А ну-ка прекратите препираться! — рявкнул Терновник. — Вы уже не котята. Белочка, объясни нам, что ты тут делаешь. Тебя послали что-то передать нам?

— Если бы ее послали, она не пряталась бы в папоротниках! — не удержался Ежевика.

— Никто меня не посылал, — буркнула Белочка, недовольно покосившись на Ежевику. Она переступила с лапки на лапку и добавила: — Я просто хотела пойти с вами, вот и все. Я уже сто лет не ходила в патруль!

— И сегодня тебя тоже никто не приглашал, — уточнил Терновник. — Дым знает, где ты?

— Нет, — созналась Белочка. — Вчера вечером Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем он сказал, что мы будем тренироваться, но все знают, что он целыми днями торчит в яслях возле своей Тростинки с котятами!

— Уже нет, — возразил Уголек. — Котята вчера открыли глазки… Знаешь, Белочка, тебе здорово влетит, если Дым тебя хватится.

— Лучше тебе вернуться обратно в лагерь, — решил Терновник.

Гнев полыхнул в зеленых глазах Белочки. Она шагнула вперед и приблизила свой нос к носу Терновника.

— Ты мне не наставник, так что не приказывай, ясно?

Ноздри Терновника раздулись, но он спокойно выдохнул и ничего не ответил. Ежевика искренне восхищался его самообладанием. На месте Терновника он бы наверняка не сдержался и как следует причесал бы Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем Белочку когтями по уху!



Но Белочка и сама поняла, что зарвалась.

— Прости, Терновник, — прошептала она. — Честное слово, я так давно не ходила в патруль! Можно я пойду с вами, пожалуйста!

Терновник посмотрел на Уголька и Ежевику.

— Ладно, — решил он. — Только не вздумай жаловаться, когда по возвращению Дым будет рвать тебя на подстилки для старейшин!

Белочка так и заплясала от радости.

— Спасибо, Терновник! А куда мы идем? А мы что-нибудь вынюхиваем, да? А вы уже заметили какую-нибудь опасность?

Терновник легонько хлестнул ее хвостом по губам, чтобы заставить замолчать.

— Мы идем к Змеиной Горке, — ответил он. — Наше дело Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем предупредить любую опасность, понятно?

— Берегись гадюк, — напомнил Ежевика.

— Без тебя знаю! — немедленно огрызнулась Белочка.

— Только тихо, — предупредил Терновник. — Чтобы я больше не слышал от тебя ни единого писка до тех пор, пока ты не увидишь что-нибудь, стоящее моего внимания.

Белочка открыла рот, чтобы ответить, но тут до нее дошел смысл сказанного, и она горячо закивала.

Патруль снова двинулся в путь. Ежевика вынужден был признать, что, добившись своего, Белочка стала вести себя просто примерно. Она тихо кралась позади вожака и настораживала ушки на каждый шорох и движение в траве.

Солнце было уже высоко, когда четверо котов вышли из-за деревьев Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем и увидели перед собой гладкие, округлые очертания Змеиной Горки. Под одной из скал темнел черный провал; это была та самая пещера, где когда-то пряталась собачья свора. Ежевика невольно содрогнулся, вспомнив, как его отец, Звездоцап, охваченный безумной злобой на бывших товарищей, пытался натравить диких псов на лагерь Грозового племени.

Белочка заметила его состояние.

— Гадючек боишься? — поддразнила она.

— Да, — ответил Ежевика. — Тебе бы тоже следовало.

— Вот еще! — фыркнула она. — Пусть они меня боятся!

И, прежде чем Ежевика успел ее остановить, Белочка выскочила на открытое пространство, намереваясь сунуть нос в черное отверстие скалы.

— Стой! — окрик Терновника заставил ее замереть Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем на месте. — Разве Дым не говорил тебе, что настоящий воин сначала думает, а потом лезет куда бы то ни было?

Белочка заметно смутилась.

— Говорил, конечно.

— А раз так, то тогда тебе не мешало бы получше его слушать, — Терновник неторопливо приблизился к ученице. — Принюхайся хорошенько, — велел он. — Ну-ка, чуешь что-нибудь?

Кошечка запрокинула голову и глубоко втянула в рот воздух.

— Мышка, — прошептала она через несколько мгновений. — Можно нам поохотиться, Терновник?

— Не сейчас, — ответил воин. — Сосредоточься. Белочка снова принюхалась.

— Гремящая Тропа… вон там, — она махнула хвостом. — Какой-то Двуногий со своей собакой… Запах старый, — поспешно добавила она. — Кажется, они побывали тут еще вчера Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем.

— Отлично, — искренне воскликнул Терновник, и Белочка радостно выгнула хвостик.

— Ой, тут что-то еще! — вдруг сказала она. — Ужасная вонь… Кажется, такое мне еще не встречалось.

Ежевика поднял голову и принюхался. В несколько мгновений он распознал все запахи, о которых говорила Белочка, в том числе и новый, незнакомый.

— Барсук! — мяукнул он. Терновник кивнул.

— Верно. Кажется, он обжил пещеру, в которой раньше прятались собаки.

— Только этого не хватало! — простонал Уголек.

— В чем дело? — удивилась Белочка. — А кто такие барсуки? Разве они опасные?

— Еще какие! — рявкнул Ежевика. — Встреча с ними ни одному коту не сулит ничего хорошего, а тебя барсуку прибить Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем так же просто, как поднять лапу!

Белочка вытаращила глаза, но видно было, что она скорее поражена, чем напугана.

Уголек осторожно приблизился к черному зеву пещеры и заглянул внутрь.

— Темно, как в лисьем сердце, — доложил он. — Но, кажется, барсука нет дома.

Внезапно Ежевика снова учуял запах, причем гораздо более сильный. Запах доносился откуда-то сзади. Ежевика резко обернулся и увидел полосатую морду, выглядывающую из-за ствола ближайшего дерева. Огромные лапы зверя топтали траву, морда скользила по земле, что-то вынюхивая.

— Берегись! — заорал Ежевика, и каждый волосок на его шкуре встал дыбом от страха. Никогда еще ему не доводилось видеть Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем барсука так близко. Повернувшись, он опрометью кинулся на поляну. — Беги, Белочка!

Услышав крик Ежевики, Уголек нырнул в траву, а Терновник со всех лап бросился под защиту деревьев. Но Белочка осталась стоять, не сводя глаз с огромного зверя.

— Сюда, Белочка! — крикнул Терновник, кидаясь обратно.

Но ученица и не думала торопиться. Тогда Ежевика подскочил к ней и с силой толкнул к деревьям.

— Беги, я сказал!

На какой-то миг он поймал ее взгляд, полный страха и возбуждения. Барсук неуклюже двинулся вперед, его маленькие глазки злобно сверкали — он уже учуял запах котов, посмевших вторгнуться на его территорию. Белочка прыснула к краю Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем поляны и взлетела на ближайшее дерево. Добравшись до нижней ветки, она впилась когтями в кору и замерла, распушив золотистую шерстку.

Ежевика устроился рядом с ней. Барсук растерянно топтался под деревом, словно никак не мог понять, куда подевались коты. Он угрожающе раскачивал своей черно-белой головой и громко сопел. Ежевика знал, что барсуки не слишком хорошо видят, ведь обычно они выходят на охоту с наступлением темноты. По всей видимости, этот зверь возвращался в свою пещеру после ночной охоты, вдоволь наевшись червяков и личинок.

— Он хотел нас съесть? — еле слышно пролепетала Белочка.

— Нет, — ответил Ежевика, стараясь успокоить бешеную пляску сердца. — Даже лисы Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем убивают для того, чтобы съесть, но барсук прикончит тебя просто за то, что ты очутилась у него на пути. Он не питается котами, но не терпит никакого посягательства на свою территорию. Почему ты торчала там, вместо того, чтобы бежать?

— Но я же никогда раньше не видела барсуков, вот и хотела как следует рассмотреть! Дым говорит, что всякий опыт полезен, и нужно использовать любую возможность узнать что-нибудь новое, ясно?

— Например, каково быть порванной в клочья? — съехидничал Ежевика, но Белочка и не подумала отвечать.

Разговаривая с ней, Ежевика ни на миг не сводил глаз с топчущегося внизу барсука. Наконец зверь Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем оставил поиски, направился к своей пещере и протиснулся внутрь, мгновенно растаяв в темноте. Ежевика с облегчением перевел дух.

Терновник спрыгнул с дерева, на котором пережидал опасность.

— Неприятное соседство, — процедил он, когда Ежевика с Белочкой спустились к нему. — Где Уголек?

— Здесь! — Уголек высунул светло-серую голову из зарослей шиповника. — Как ты думаешь, это тот же барсук, который прошлой осенью убил Синеглазку?

— Может быть, — ответил Терновник. — Белохвост и Кисточка тогда выгнали его из лагеря, но мы тогда так и не узнали, куда он ушел.

Ежевика с грустью вспомнил серебристо-серую Синеглазку, мать Медянки, Сумрака и Сероуса. Несчастной кошке так и не Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем суждено было увидеть, как ее дети стали воинами.

— А что мы будем с ним делать? — живо спросила Белочка. — А давайте пойдем и убьем его? Четверо котов против одного барсука! Это будет трудно или нет?

Ежевика сморщился, а Терновник устало прикрыл глаза и помолчал, прежде чем ответить.

— Белочка, запомни, пожалуйста, то, что я сейчас тебе скажу. Ты никогда не полезешь в барсучью берлогу. И в лисью тоже. И лиса, и барсук нападают внезапно, а в норе слишком мало места, чтобы увернуться от удара. Кроме того, там темно.

— Но…

— Я сказал нет. Мы возвращаемся в лагерь и доложим обо всем Огнезвезду. Он решит Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем, что делать.

Не дожидаясь дальнейших возражений, Терновник повернулся в обратную сторону. Уголек последовал за ним, но Белочка осталась стоять у края поляны.

— Мы могли бы с ним покончить, — проворчала она, жадно глядя на черный зев пещеры. — Давай я выманю его оттуда, а потом…

— А потом он прибьет тебя одним ударом лапы, а нам все равно придется возвращаться в лагерь и докладывать Огнезвезду, — разочаровал ее Ежевика. — Как ты думаешь, что мы ему скажем? «Прости, Огнезвезд, но мы случайно позволили барсуку убить твою дочку?» Да он вытряхнет нас; из шкур! Барсук — это дурная новость, но не более того.

— Если сидеть, сложа Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем лапы, то даже Огнезвезд не сможет его прогнать с нашей территории!

Белочка дерзко взмахнула хвостом и бросилась в траву догонять Уголька с Терновником.

— Великое Звездное племя! — простонал Ежевика, закатывая глаза.

* * *

Когда он выскочил из папоротников на поляну, то сразу увидел Дыма. Бурый воин расхаживал перед входом в палатку оруженосцев, угрожающе похлестывая себя хвостом по бокам. Паучок и Белолапка забились поглубже в папоротники и испуганно выглядывали оттуда.

Увидев Белочку, Дым решительно направило к ней через поляну.

— Ого-го, — пробормотала ученица.

— Я слушаю, — голос бурого воина был холоден, как лед, и Ежевика невольно зажмурился, зная вспыльчивый нрав Дыма. Единственной кошкой Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем, которая ни разу не слышала от него ни одного грубого слова, была его подруга Тростинка.

Белочка храбро выдержала взгляд наставника, но голос ее слегка дрожал, когда она ответила:

— Я ходила в патрулирование, Дым.

— Ах, вот оно что! В патрулирование! А кто велел тебе туда идти? Крутобок? Огнезвезд?

— Никто мне не велел. Просто я подумала, что…

— Нет, Белочка, ты не подумала! — едко оборвал ее Дым. — Я сказал тебе, что сегодня мы будем тренироваться. Кисточка и Бурый повели своих оруженосцев в овраг, чтобы отработать боевые навыки. Мы с тобой должны были пойти с ними, но не пошли, потому что тебя не Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем было! — Ты хоть понимаешь, что весь лагерь сбился с лап, разыскивая тебя?!

Белочка помотала головой и поскребла землю передними лапками.

— Тебя нигде не было, поэтому Огнезвезд собрал отряд и повел его по твоему запаху. Ты ничего не заметила?

Белочка снова мотнула головой. Ежевика невольно подумал, что поймать след в мокрой от росы траве почти невозможно.

Разумеется, Предводителю племени больше нечем заняться, кроме как все утро гоняться по лесу за ученицей, которая не умеет слушать то, что ей говорят! — распалялся Дым. — Терновник, почему ты не отправил ее домой?

— Прости меня, Дым, — извинился Терновник. — Я побоялся оставлять ее одну в лесу и Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем решил, что с нами она будет в большей безопасности.

— Разумно! — фыркнул Дым.

— Но мы же и сейчас можем пойти потренироваться! — предложила Белочка.

— Нет уж! Никаких тренировок до тех пор, пока ты не поймешь, что значит быть ученицей, — Дым сделал паузу. — До конца дня ты будешь ухаживать за старейшинами. Позаботься о том, чтобы у них было вдоволь еды. Поменяй им подстилки. Почисть шкуры от блох, — он моргнул. — Я уверен, что Пепелица не пожалеет для тебя мышиной желчи.

Белочка в ужасе вытаращила глаза.

— Ой, мамочки!

— Чего ты ждешь?

Несколько мгновений она смотрела на своего учителя, словно не могла поверить Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем в то, что он говорит это всерьез. Но ничто не дрогнуло в суровом взоре Дыма, и Белочка, понурившись, поплелась в сторону палатки старейшин.

— Раз Огнезвезд отправился на поиски Белочки, нам лучше дождаться его возвращения и доложить о барсуке, — решил Терновник.

— О барсуке? Каком таком барсуке? — спросил Дым.

Терновник с Угольком принялись рассказывать ему о происшествии возле Змеиной Горки, а Ежевика быстро перебежал поляну и догнал Белочку возле поваленного дерева.

— Чего тебе надо? — процедила она.

— Не злись, — ответил Ежевика. Он прекрасно понимал, что Белочку наказали справедливо, но почему-то ему стало ужасно жаль ее.

— Если хочешь, я помогу тебе ухаживать Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем за старейшинами.

Белочка открыла рот, собираясь огрызнуться, но вдруг задумалась.

— Ладно уж, — без тени благодарности буркнула она.

— Иди раздобудь мышиной желчи, а я пока начну перестилать подстилки.

Глаза Белочки ласково заблестели.

— Лучше ты сходи за желчью, ладно?

— Нет уж. Дым специально сказал тебе об этом, помнишь? Неужели ты думаешь, что он не проверит?

Белочка беспечно дернула плечом.

— Но попробовать-то надо было!

Взмахнув хвостом, она поскакала на поиски Пепелицы.

Ежевика заторопился к палатке старейшин, которая представляла собой клочок травы под стволом поваленного дерева. От дерева осталась лишь выжженная оболочка, едко пахнущая пожаром, который бушевал в лагере четыре сезона тому назад Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем, когда Ежевика был еще крошечным котенком. С тех пор вокруг ствола снова выросла пышная сочная травка, служившая отличным домом для котов, уже сослуживших службу своему племени.

Протиснувшись сквозь густые стебли, он увидел старейшин, сидевших на крошечном вытоптанном пятачке. Рябинка, старейшая кошка Грозового племени, спала, свернувшись клубочком, ее пятнистая шерстка мерно вздымалась и опадала в такт дыханию. Горностайка и Долгохвост сидели рядышком и о чем-то сплетничали. Увидев Долгохвоста, Ежевика почувствовал уже привычный укол жалости. Светло-серый воин был совсем молод, но угасающее зрение не позволяло ему ни сражаться, ни охотиться самостоятельно.

— Привет, Ежевика, — заслышав шаги, Долгохвост повернул голову и Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем разинул пасть, втягивая запах. — Зачем пожаловал?

— Пришел помочь Белочке, — объяснил Ежевика. — Дым велел ей сегодня целый день ухаживать за вами.

Горностайка сипло рассмеялась.

— Я слышала, что она с утра исчезла! Весь лагерь перевернули с лап на голову, все искали ее! Но я-то сразу поняла, что она просто сбежала.

— Она увязалась с рассветным патрулем, — пояснил Ежевика.

Он хотел еще что-то добавить, но тут послышался шелест травы, и на полянке появилась Белочка. В пасти у нее была зажата веточка, с которой свисал кусок мха, пропитанный мышиной желчью. Ежевика невольно поморщился от резкого запаха.

— Ну, у кого тут Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем блохи? — прошамкала Белочка, не разжимая зубов.

— Ты должна сама поискать, — напомнил Ежевика.

Белочка метнула в него сердитый взгляд.

— Начни с меня, — попросила Белоснежка. — Я уверена, что они у меня где-то под лопаткой, я ведь не могу сама туда дотянуться!

Белочка подошла к кошке, пошевелила лапкой ее белую шерсть и буркнула, увидев блоху. Она прижала ее мокрым мхом и держала, пока блоха не свалилась с кошки. Наверное, блохи не меньше котов ненавидят мышиную желчь! — подумал Ежевика.

— Не вешай нос, малявка! — проскрипела Горностайка, глядя, как Белочка роется в Белоснежкиной шерсти. — Твой отец, когда был оруженосцем, не раз отбывал такое наказание. И даже когда Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем стал воином, тоже. Да я не знаю другого кота, который попадал бы в переделки чаще, чем он. А посмотри на него теперь!

Белочка обернулась к старейшине, глаза ее умоляюще заблестели. Было видно, что ей не терпелось послушать какую-нибудь историю.

— Ну что тебе рассказать, — начала Горностайка, поудобнее устраиваясь в своем сплетенном из травы гнездышке. — Однажды Огнезвезда с Крутобоком поймали, когда они подкармливали Речное племя дичью с нашей территории…

Ежевика уже слышал эту историю, поэтому принялся собирать старые подстилки и скатывать мох в большой шар. Он как раз выкатывал этот шар на поляну, когда заметил вынырнувшего из папоротников Огнезвезда. За Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем ним бежали Песчаная Буря и Белохвост. Терновник со всех ног бросился к ним с противоположного края поляны.

— Слава Звездному племени, она цела и невредима! — услышал Ежевика взволнованный голос Огнезвезда. — Когда-нибудь она попадет в настоящую беду!

— Она уже в настоящей беде! — прорычала Песчаная Буря. — Вот уж я до нее доберусь!

— Дым уже добрался, — с веселым мурчанием сообщил Терновник. — Он приказал ей до вечера ухаживать за старейшинами.

— Отлично! — кивнул Огнезвезд.

— И вот еще что, — продолжил Терновник. — Возле Змеиной Горки мы наткнулись на барсука! Он поселился в той самой пещере, где когда-то жили собаки.

— Мы подумали, что это Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем тот самый барсук, который убил Синеглазку, — вставил Ежевика, опуская свой моховой шар. — Во всем лесу мы больше не встретили никаких барсучьих следов.

Белохвост воинственно зарычал.

— Надеюсь, это он и есть! Я отдам все на свете, лишь бы только приласкать эту тварь когтями!

Огнезвезд резко обернулся к нему.

— Ты шагу не сделаешь без моего приказа, Белохвост. Я не хочу потерять еще кого-нибудь из котов! — он помолчал и добавил: — Выждем время. Передайте всем, что я запрещаю охоту возле Змеиной Горки. Если повезет, барсук сам уйдет с наступлением Листопада, когда дичи станет меньше!

— И когда ежи полетят! — пробурчал Белохвост, проходя мимо Ежевики. — Барсукам Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем не место там, где живут коты, вот и все!


documentakarvjt.html
documentakascub.html
documentakaskej.html
documentakasror.html
documentakasyyz.html
Документ Глава II. Солнце уже поднялось, когда Ежевика вышел из лагеря вместе с рассветным патрулем